?

Шривас Пандит.

 (голосов: 1)
   Журналист: Devi_dasi. Просмотров: 44. Опубликовано: 5-04-2019, 14:58

«Чайтанья. Его жизнь и спутники»

Шрила Бхакти Валлабха Тиртха Госвами Махарадж

Глава 10

Шривас Пандит 

 

шриваса-пандито дхиман йах пура нарадо муних

парватакхйо муни-варо йа асин нарада-прийах

шри-рама-пандитах шриман тат-каништха-саходарах

намнамбика врадже дхатри станйа-датри стхита пура

саивейам малини намни шриваса-гхрини мата

«Шривас – тот же Нарада, который играет важную роль в кришна-лиле. Друг Нарады Муни, Парвата Муни, явился как младший брат Шривасы, Рамай. Жена Шривасы, Малини Деви, была во Врадже кормилицей Кришны, Амбикой» (Ш.Кави Карнапур, «Гаура-ганоддеша-дипика», 90).

 

Панча-таттва 

панчататтватмакам кришнам бхактарупа-сварупакам

бхактаватарам бхактакхйам намами бхакташактикам

«Я предлагаю поклоны Верховному Господу Кришне, который являет себя в пяти ипостасях: преданного, экспансии преданного, инкарнации преданного, чистого преданного и энергии преданности».

Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур в комментарии пишет: «Высочайшая сила проявляет себя в пяти разных ипостасях согласно Своему желанию испытать пять разных игр. Онтологически между ними нет никакой разницы, все они – единая Истина, выраженная в пяти разновидностях. Таким образом, Шри Гауранга, Шри Нитьянанда, Шри Адвайта, Шри Гададхара и Шривас, а также остальные преданные которые онтологически неотличны друг от друга. Тем не менее, эта единая Истина проявилась как преданный (бхакта-рупа), экспансия преданного, воплощение преданного, энергия преданного и чистый преданный согласно желанию ощутить различные вкусы божественных отношений. Из этих пяти истин Сам Верховный Господь, сын Нанды, принимает настроение преданности, чтобы стать бхакта-рупой. Его полная экспансия (сваям пракаш) Баларам принимает настроение преданности и приходит как бхакта-сварупа, Нитьянанда. Пурушаватара Маха-Вишну принимает настроение преданности и приходит как бхактаватара – инкарнация преданного, как Адвайта Ачарья. Они втроём являются Прабху, т.е. они вишну-таттва. Энергия преданности (бхакти-шакти) и чистый преданный (шуддха-бхакта) классифицируются как энергии вишну-таттвы, которые считаются неотличными от неё по причине своего зависимого от неё положения».

Энергии преданности – это Гададхара, Сварупа Дамодар, Рамананда Рай и другие чистые преданные, включая Шриваса и других, находящихся в настроении дружбы или служения. Таким образом, Шривас входит в Панча-таттву.

 

Происхождение Шриваса Пандита

Шривас Пандит родом из Силхета. Он ушёл жить в Навадвипу и там внёс огромный вклад в гауранга-лилу. Из «Чайтанья-Бхагаваты» и «Чайтанья-чаритамриты» мы узнаём, что в Навадвипе у Шриваса жили три брата – Шрирама Пандит, Шрипати Пандит и Шрикант (Шринидхи Пандит). Все четверо участвовали в лиле Махапрабху.

В «Гаудия вайшнава абхидхане» приводится цитата из «Према-виласы», в которой говорится о том, что отец Шривасы был ведическим брахманом и его звали Шри Джаладхара Пандит. Шривас был вторым из пяти сыновей. Старшего сына звали Шри Налина Пандит, у него была дочь Нараяни. Мужа Нараяни звали Вайкунтха дас Випра. Муж Нараяни умер, когда она была беременна Вриндаваном дасом, автором «Шри Чайтанья-Бхагаваты». Она оставила дом своего мужа в Кумарахатте (Халисахар) и стала жить вместе со Шривасом в Навадвипе.

 

Шривас и Нимай Пандит

Во время своей ученической жизни Нимай вовлекал Гададхару, Мукунду и других преданных в дебаты, сначала опровергая все их аргументы, а затем показывая обратное, как их можно было доказать. Преданные поражались Его умению, но думали, что Его учёность принесёт плоды, только если Он станет преданным Кришны. Нимай при каждой встрече кланялся таким преданным как Шривас, а они, в свою очередь, благословляли Его: «Пусть у тебя будет преданность Кришне».

Однажды Шривас Пандит шёл по улице и столкнулся с Нимаем. Он сказал: «Люди учатся, чтобы стать преданными Кришны. Какая польза от всей этой учёбы, если она не ведёт к преданности? Не трать время. Начинай как можно скорее поклоняться Кришне».

Махапрабху почувствовал огромную радость, услышав такие слова из уст Своего преданного, и ответил: «Ты – преданный. По твоей милости Я наверняка однажды обрету преданность Кришне».

Преданные ничего не могли поделать, их влекло к Нимаю, но узнать в Нём своего Господа, которому они поклонялись, они не могли – всё из-за могущества Йогамайи лила-шакти. Это игра наиболее удивительная и привлекательная.

 

Нимай становится преданным

Когда Махапрабху вернулся из Гайи, то начал проявлять все признаки опьянения любовью к Богу. Однако Шачи Мата (мать Махапрабху) была очень испугана, думая, что это безумие. Когда Шривас пришёл к Нему, Махапрабху сказал: «Все думают, что Я сошёл с ума. А как ты считаешь, что со Мной произошло?» Шривас рассмеялся и ответил: «Хорошо, что Ты спросил. Если это нарушение поведения, то я желаю того же для себя. Я вижу, как великое настроение преданности овладело Твоим телом. Кришна был милостив к Тебе».

Махапрабху с облегчением обнял Шриваса и сказал: «Если бы ты тоже сказал, что Я сумасшедший, Я бы утопился в Ганге» («Чайтанья-Бхагавата», Мадхья, 2.114-118).

Когда Махапрабху начал проводить в своём доме и в доме Шриваса громкое воспевание святых имён, то все соседи-атеисты стали жаловаться на потерю сна из-за большого шума. Они искали способы противостоять этому движению и даже распускали фальшивые слухи, что скоро придёт царь и накажет преданных.

Впечатлительный Шривас Пандит поверил в эти разговоры и исполнился тревоги. Он начал поклоняться Нрисимхадеву, моля о защите.

Зная о страхах Шриваса, Господь, уносящий прочь страдания Своих преданных, пришёл к нему в дом. Он постучал в дверь и спросил: «Кому ты поклоняешься? На кого ты медитируешь? Тот, кому ты поклоняешься, стоит прямо перед тобой. Взгляни! Я спасу праведников и уничтожу грешников. Больше не волнуйся!» Сказав так, Он сел в позе героя (вирасану) и явил Божественный облик Нрисимхи, держащего раковину, диск, палицу и лотос. Когда Шривас увидел это удивительное проявление Господа, его переполнило чувство любви, и он начал возносить хвалебные гимны. Махапрабху был доволен Шривасом и велел ему позвать жену и всех членов семьи, чтобы они тоже увидели Божественный облик Господа. Нараяни получила от Него прасад и милость и стала повторять святое имя.

Насколько преданный дорог Господу, точно так же Господь дорог преданному.

 

Вьяса-пуджа Нитьянанды 

Ещё до первой встречи с Нитьянандой, Махапрабху знал, что Нитай в доме Нанданачарьи, и поэтому отправился прямо туда вместе с компанией преданных. Чтобы раскрыть славу Нитьянанды, он попросил Шриваса произнести стих из «Бхагаватам» (10.21.5):

бархапидам ната-вара-вапух карнайох карникарам

бибхрад васах канака-капишам ваиджайантим ча малам 

рандхран венор адхара-судхайапурайан гопа-вриндаир

вриндаранйам сва-пада-раманам правишад гита-киртих 

«Кришна, чья слава воспета миру мальчиками-пастушками, одетый как танцор, с пером павлина, украшающим узел волос, с цветами карникара за ушами, одетый в золотые одежды и с гирляндой победы на шее вошёл в лес Вринды – сад удовольствия для его стоп с благоприятными знаками на них – и наполнил отверстия Своей флейты нектаром Своих губ».

«Как только Нитьянанда Прабху услышал этот стих, он упал в обморок, и в его теле проявились восемь признаков экстаза. Вишвамбхара прижал Нитьянанду к своей груди» («Чайтанья-Бхагавата», 2.4).

Однажды Махапрабху сообщил, что хочет провести церемонию Вьяса-пуджи Нитьянанды. Все приготовления к ней были сделаны в доме Шриваса. Накануне церемонии, когда шёл адхиваса-киртан, Сам Махапрабху был поглощён духом Баладевы, и тем самым явил, что Нитьянанда – это Баларама. Затем Он стал звать Адвайту именем «Нара, Нара!», что означает «тот, кто заставляет что-то двигаться», и так раскрыл, что именно Адвайта своими молитвами заставил Его снизойти.

На следующий день Нитьянанда начал церемонию Вьяса-пуджи с того, что взял гирлянду и возложил её на шею Махапрабху. Махапрабху сразу же позволил Нитьянанде увидеть Свой шестирукий облик (шад-бхуджа). Шриваса Пандит, который был ачарьей церемонии, положил гирлянду на руку Нитьянанде и попросил предложить её Вьясадеве с произнесением соответствующих мантр. Но вместо этого Нитьянанда повесил её на Махапрабху. В конце Вьяса-пуджи Махапрабху велел всем преданным участвовать в киртане, и как только началось пение святых имён, лично спросил Шриваса о прасаде и затем раздал прасад всем преданным, а также слугам Шривасы. Все съели подношения с большой радостью.

Когда Махапрабху увидел преданность Шривасы Нитьянанде, то благословил его, сказав, что богиня удачи навсегда будет милостивой к его семье, и что даже собаки и кошки в его доме обретут преданность к Господу.

 

Киртан в шривас-ангаме

По желанию Махапрабху игры санкиртаны начались в доме Шривасы, и в них участвовали только самые близкие Его спутники. Всё это началось на Экадаши, когда Махапрабху во время воспевания явил множество любовных трансформаций.

шри хари васаре хари-киртана видхана

нритйа арамбхила прабху джагатера прана

пунйаванта шривасангане шубхарамбха

утхила киртана-дхвани “гопала! говинда!”

«Писания предписывают совершать хари-киртан в ночь на Экадаши, также известный как Харивасара. В этот вечер Махапрабху, жизнь всего мира, начал танцевать. Это благоприятное начало движения санкиртаны произошло во дворе дома благочестивого Шривасы, и пение имён Кришны – Гопала и Говинда – вознеслось к небу» («Чайтанья-Бхагавата», Мадхья, 8.77-78).

Махапрабху велел держать двери закрытыми, поэтому грешные и чёрствые люди, которым было отказано во входе, начали критиковать Махапрабху и Его преданных. Последователи Махапрабху проигнорировали эти оскорбления и продолжали в экстазе воспевать святые имена. Подобно тому, как долгая ночь раса-лилы казалась гопи длящейся какие-то мгновения, ночи киртана в доме Шривасы казались для Махапрабху и Его последователей очень короткими.

В конце одной из таких ночей Махапрабху положил Себе на колени все шалаграма-шилы, сел на алтарь и явил чудесный облик, показавший Его божественную природу. Он принял все подношения – всю пищу, которую поднесли Ему преданные.

А в другой раз Махапрабху совершил Свою маха-пракаша-лилу, «игру великого прозрения». Тогда Он убрал Своё настроение преданности, а также Свой божественный транс и открыто явил Свою божественную славу, восседая на престоле Вишну в течение 21-го часа. По данному Им знаку преданные совершили церемонию абхишеки царю царей в соответствии с правилами писаний. Преданные поднесли цветы и дары, а Махапрабху вытянул Свои стопы и принял всё, без уловок. Затем Он даровал всем благословения, исполнив личное желание каждого. В течение двадцати одного часа (шат прахарийа) этой игры великого прозрения (маха-пракаша-лилы) Махапрабху явил образы всех Своих предыдущих аватар. Об этом говорится в девятой главе Мадхья-кханды «Чайтанья-Бхагаваты».

Однажды вечером тёща Шривасы спряталась в углу двора – она надеялась увидеть оттуда игры санкиртаны Господа. Но Господь, пребывающий во всех живых существах, зная о её присутствии, вновь и вновь говорил Своим спутникам, что сегодня не испытывает радости от воспевания святого имени. Преданных это встревожило, они начали подозревать, что какой-то чужак прячется в шривас-ангаме, и стали его искать. Шривас, обнаружив свою тёщу, был уязвлён. За волосы он вывел её со двора.

Только те, кто получил милость Шри Чайтаньи Махапрабху, имеют право лицезреть Его игры.

В другой раз один брахмачари, питавшийся только молоком, попросил у Шривасы разрешения увидеть киртан Махапрабху. Шривас знал, что в своих привычках он был саттвика (благостным), и поэтому он пригласил его придти. Шривас спрятал брахмачари в доме, но Махапрабху, пребывающий во всех живых существах, хорошо знал всё, что происходит. Он сказал: «Я не знаю, что сегодня не так с киртаном, Я не чувствую никакого удовлетворения. Думаю, что где-то здесь прячется чужой».

Шривас испугался и сказал: «Один брахмачари, который принимает только молоко, спросил, может ли он посмотреть, как Ты танцуешь. Он был так нетерпелив, а я знал, что он очень аскетичен, поэтому решил впустить его».

Махапрабху рассердился и ответил: «Если человек не предаётся Кришне, а просто питается молоком и совершает другие внешние аскезы, он не может обрести преданность Кришне. Поэтому пусть он уходит отсюда». Брахман испуганно вышел из дома, но всё же спросил, может ли он хоть немного взглянуть на Господа. Господь, будучи самым милостивым, подозвал брахмачари к Себе и поместил Свои лотосные стопы на его голову, велев ему не гордиться и не совершать напоказ суровых аскез.

Когда Махапрабху ставил пьесу о Своих вриндаванских играх в доме Чандрашекхары в Майяпуре, то Шривас исполнял роль Нарады Муни. Адвайта взял на себя роль шута (видушака), а Харидас Тхакур был надсмотрщиком. Сам Махапрабху сначала исполнял роль Рукмини, а затем Адья-шакти. Нитьянанда играл пожилую женщину. А Затем Господь вновь восседал на алтаре в настроении Богини удачи Лакшми, а позже – в настроении Матери Вселенной, и поил Своих преданных грудным молоком в духе любви к ним.

 

Оскорбления, нанесённые Шривасу

Киртаны Махапрабху в доме Шривасы продолжались каждую ночь за запертыми дверьми в течение целого года. За это время множество брахманов-непреданных пытались высмеивать Махапрабху и его спутников. Несколько таких пашанди из-за того, что не могли увидеть происходящее, очень завидовали и потому оскорбляли преданных.

Одним из них был бхаттачарья-брахман по имени Гопал Чапал. Он решил уничтожить репутацию Шривасы, поставив на его пороге поднос с подношениями, предназначенными для Кали. Там было спиртное, мясо, красный гибискус (джаба пхул), красное сандаловое дерево и т.п. Утром, когда Шривас открыл дверь, то увидел всё это и рассмеялся. Он громко провозгласил: «Смотрите все! Я – Шакта. Я всю ночь поклонялся Богине». Его соседи, будучи благочестивыми, с болью смотрели на происходящее. Они убрали все эти оскорбительные вещи и выбросили их, а затем очистили порог коровьим навозом. В результате этой вайшнава-апарадхи Гопал Чапала заболел проказой.

Однажды, когда Махапрабху пришёл для омовения на берег Ганги, Гопал Чапал обратился к Нему и стал молить освободить его от этой болезни. Махапрабху в гневе ответил: «О грешник! Враг преданных! Я не спасу тебя. Я сделаю так, чтобы черви ели тебя ещё в течение миллиона рождений. Ты решил показать, будто Шривас поклонялся Бхавани, и поэтому проживёшь в аду, известном как Раурава, миллион жизней» («Чайтанья-чаритамрита», Ади, 17.51-52).

Когда Махапрабху принял санньясу, то прибыл в Кулию – место, где прощаются оскорбления. Кулия – это современная Навадвипа, также известная как Коладвипа. На этот раз, когда Гопал Чапал стал умолять о прощении, Махапрабху смилостивился и сказал попросить прощения у Шриваса Пандита. Желая освободиться от оскорбления, следует просить прощения именно у того преданного, которого оскорбили. Когда Шривас простил Гопал Чапала, тот освободился от последствий оскорбления.

Неудачливый Девананда Пандит, хоть и являлся знаменитым учителем «Шримад-Бхагаватам», был лишён преданности. Однажды Шривас Пандит отправился послушать его. На Шриваса Пандита, который был великим преданным, глубоко повлияли стихи «Бхагаватам», и он начал плакать прямо на лекции. Все ученики Девананды были пашанди, и поэтому силой вытащили Шриваса на улицу за то, что он мешает аудитории. Девананда видел, что делают его ученики, но не остановил их. Таким образом, он тоже стал оскорбителем шуддха-вайшнава. Потом Махапрабху резко отругал Девананду за его бездействие. Позже Девананде посчастливилось общаться с Вакрешварой Пандитом, который дал ему знание о том, кем является Шри Чайтанья Махапрабху. Поэтому он сожалел о нанесённом оскорблении и позже получил милость Махапрабху. Во враджа-лиле Девананда является пандитом в суде Нанды Махараджа, его зовут Бхандари Муни.

 

Кази пытается прервать киртан

Махапрабху всегда был амани манада – Он не требовал никаких почестей для Себя, но всегда проявлял почтение к другим. Он обнимал каждого и с большим чувством просил их повторять имена Господа. И тогда все принимались громко воспевать святые имена, сопровождая пение игрой на мриданге и звуками раковины. Материалистичные люди считали их простыми музыкантами, поклоняющимися Махамаа в неправильный день, и поэтому оскорбляли их и позволяли себе разные кощунственные высказывания.

Однажды во время одного подобного киртана мимо шёл местный судья, Кази. Услышав громкий звук киртана, он разозлился. Он пошёл к дому Шриваса и разбил мридангу. Некоторые из преданных были в качестве предупреждения даже побиты. Кази сказал: «Если кто-нибудь снова устроит санкиртану, то его ждёт ещё более жёстокое наказание». Затем Кази сошёлся с некоторыми из этих злонамеренных горожан и полностью запретил проведение санкиртаны. Это принесло большое удовольствие всем пашанди города, которые с радостью продолжили насмехаться над вайшнавами.

Когда Махапрабху услышал об этом, то очень рассердился. Он велел преданным взять факелы и музыкальные инструменты и, оставив страх, присоединиться к Нему. Он разделил преданных на несколько групп и, возглавив процессию, танцуя, повел её вдоль берегов Ганги. Тысячи мужчин, женщин и детей, оставив всю свою домашнюю работу, присоединились к Нему и последовали за шествием санкиртаны. Когда негодяи услышали звук киртана, их сердца затрепетали. Тем временем Сираджуддин Чанд Кази услышал, что тысячи индусов идут прямо к его дому. Он испугался, убежал и спрятался внутри дома.

Прибыв, Махапрабху попросил некоторых благородных людей ласково сообщить Кази, что Он тут. Когда Кази услышал, как вежливо Махапрабху зовёт его, он заинтересовался и вышел наружу. Он назвал Махапрабху «племянником», ведь по деревенским связям он приходился братом Ниламбары Чакраварти.

Через несколько минут сердечной беседы Кази рассказал такую историю: «В ночь после того, как я разбил мридангу, мне приснился сон. Я увидел кого-то очень страшного – полу-человека, полу-льва, который сидел у меня на груди и угрожал разорвать меня так же, как я разбил барабан. Когда он увидел, что я испуган, то успокоив меня сказал, что простит меня, если я пообещаю никогда больше не вмешиваться в киртан».

Затем Кази показал царапины, которые остались на его груди от когтей Нрисимхадева. Чанд Кази дал Махапрабху обещание, что ни он, ни кто-либо из его семьи никогда больше не будет останавливать санкиртану. Так он стал преданным Шримана Махапрабху.

Гробница Чанда Кази находится в Баман Пукуре. На ней растёт очень старое дерево Голока Чампа. Индусы и мусульмане по сей день выражают почтение гробнице Чанда Кази.

 

Другие лилы киртана в шривас-ангаме

После ночного киртана в доме Шриваса, когда к Махапрабху возвращалось внешнее сознание, Он вместе со всеми преданными шёл принять омовение в Ганге. Иногда преданные омывали Господа в шривас-ангаме. Одна из служанок Шриваса по имени Дукхи наблюдала за экстатическим танцем Махапрабху со слезами на глазах. Также она совершала служение, наполняя кувшины для утреннего омовения Махапрабху водой из Ганги. Когда Махапрабху увидел её преданность, то был очень доволен и изменил ей имя с Дукхи («несчастная») на Сукхи («счастливая»).

Однажды единственный сын Шривасы умер, когда в его доме шёл киртан. Шривас боялся, что звуки скорби, доносящиеся из женских покоев, помешают Махапрабху, который был занят воспеванием святых имён. Поэтому Шривас пошёл в дом и попытался успокоить женщин, объясняя им духовные истины. Но они не прекращали громко причитать, и Шривас пригрозил им, что бросится в реку и утонет. Это дало желаемый результат. Позже, той же ночью, когда киртан подходил к концу, Махапрабху сказал: «Кажется, что-то не так. В доме Пандита произошло трагическое событие?» Шривас ответил: «Как может быть что-то не так, когда Ты радостно улыбаешься в моём доме?» Но другие преданные сказали: «Прабху, единственный сын Шриваса умер вечером, примерно через час после захода солнца». Махапрабху спросил: «Почему никто ничего не сказал раньше?» Преданные ответили: «Господь, Шривас велел нам не делать этого, он боялся помешать Твоей радости киртана». Махапрабху сказал: «Как же Мне оставить преданных, которые настолько любят Меня?!» – и начал плакать.

После этого Махапрабху отправился внутрь дома, сел рядом с телом мёртвого ребёнка и вернул его к жизни, чтобы задать вопрос: «Дитя! Почему ты хочешь покинуть дом такого преданного, как Шривас?» Умерший отвечал: «Время, которое я должен был провести в доме Шриваса, подошло к концу. Теперь я следую Твоему желанию, отправляясь дальше. Я – джива, я лишён независимости и не могу идти против Твоих желаний. Пожалуйста, будь милостив ко мне, чтобы я никогда не забыл Твои лотосные стопы, куда бы ни отправился».

Когда члены семьи Шривасы услышали мудрые слова, произнесённые ребёнком, то сразу же позабыли о своём горе и перестали причитать. Махапрабху сказал Шривасу: «С этого дня мы с Нитьянандой – два твоих сына. Мы никогда тебя не покинем».

 

Визиты Шривасы в Пури

После того, как Махапрабху принял санньясу и стал жить в Пури, Шривас каждый год вместе с другими преданными приходил и оставался с Ним в течение четырёх месяцев сезона дождей.

«Адвайта, Нитьянанда, Мукунда Датта, Шривас, Видьянидхи, Васудева Датта, Мурари Гупта и другие преданные слуги Махапрабху встречались с Ним в Пури каждый год, оставаясь там на четыре месяца. Махапрабху совершал различные игры в их обществе» («Чайтанья-чаритамрита», Мадхья, 9.255-6).

Шривас участвовал вместе с Махапрабху в лилах уборки храма Гундичи и Ратха-ятры. Он был главным певцом во второй группе киртана (сампрадае), главным танцором в которой был Нитьянанда Прабху. В первой группе киртана ведущим певцом был Сварупа Дамодар, а Адвайта Ачарья танцевал; в третьей – Мукунда Датта, а танцевал Харидас Тхакур. В четвёртой солировал Говинда Гхош, и танцевал Вакрешвара Пандит. Пятая сампрадая была из деревни Кулина, и главными танцорами там были Рамананда и Сатьяраджа. Шестая группа была из Шантипура, там танцором был Ачьютананда. Седьмая группа состояла из жителей Шри-Кханды, и ведущие роли там занимали Нарахари и Рагхунандан.

Когда Махапрабху желал танцевать, все семь групп собирались вместе. Один раз царь Пратапарудра, опираясь на плечо своего слуги Харичанданы, наблюдал за безудержным танцем Махапрабху. Тем временем пришёл Шривас и, встав перед Харичанданой, тоже стал смотреть на Махапрабху. Слуга царя начал толкать глубоко погружённого Шриваса, говоря ему подвинуться, чтобы царю тоже было видно. Шриваса раздражало, что его всё время беспокоят, и, наконец, обернувшись, он ударил Харичандану. Харичандана разозлился и уже был готов ответить, но царь остановил его, сказав, что ему повезло – его коснулась рука такого преданного, как Шривас.

Однажды Шривас и другие преданные под руководством Адвайты Прабху прославляли имя, облик, качества и деяния Шримана Махапрабху. Махапрабху рассердился и ушёл, но позже Он признал Своё поражение и молчаливо одобрил их желание поклоняться Ему.

 

Шривас переезжает в Кумарахатту

После того, как Махапрабху принял санньясу в Катве, Шривас с братьями посчитали невозможным оставаться в Навадвипе, где всё болезненно напоминало им о Господе. Они перебрались в Кумарахатту (Халисахар), что неподалёку от места рождения Ишвары Пури.

Сам Махапрабху однажды пришёл туда и взял пыль с места рождения Своего гуру, завернув её в Свою одежду. С тех пор преданные следовали примеру Господа и брали по горсти пыли с того места. В результате образовался небольшой пруд. Пруду дали имя Чайтаньи – Чайтанья Доба.

Когда Махапрабху вернулся оттуда к дому Шривасы, то все члены семьи радостно приняли Его и Его спутников и погрузились в служение им. Махапрабху заметил это и сказал Шривасу: «Ты – семейный человек. Ты должен зарабатывать деньги. Иначе как тебе поддерживать свою семью?»

Шривас сначала ответил, что у него нет желания зарабатывать деньги, а затем три раза хлопнул в ладоши. Махапрабху спросил, что он имеет в виду, и Шривас сказал: «Я буду поститься (если Господь не позаботится обо мне) один, два, три дня, а потом я привяжу к своей шее кувшин и прыгну в Гангу». Махапрабху издал рык и сказал: «Даже если Богине удачи придётся просить милостыню, вы никогда не будете знать нужды в своём доме. Сам Господь Кришна обеспечивает Своих возлюбленных преданных всем необходимым».

Даже после того, как Махапрабху стал постоянно жить в Пури, говорится, что Его божественные появления наблюдались в четырёх местах: в доме Шачи Деви (матери); там, где танцевал Нитьянанда; там, где вёл киртан Шривас; и в доме Рагхавы Пандита. Он появлялся там, поскольку Господа естественным образом привлекает любовь Его преданных («Чайтанья-чаритамрита», Антья, 2.34-35).

Каждый год Шривас и его братья отправлялись из Кумарахатты и в Нилачалу, и в Майяпур, чтобы навестить Шачи Мату.

День явления Шриваса Пандита – восьмой день убывающей Луны месяца Чаитра, а день его ухода отмечают на десятый день убывающей Луны месяца Ашадха.

……………………

Перевод: Гаятри д.д.

Редакция: Ари Мардан д., Ума д.д.

.: Наследие сампрадаи » Статьи и лекции Ачарьев » Бхакти Валлабха Тиртха Махарадж