?

Паломничество в Нилачалу. Философский дневник паломника. Ари Мардан дас.

 (голосов: 1)
   Журналист: Devi_dasi. Просмотров: 44. Опубликовано: 17-10-2019, 12:53

Паломничество в Нилачалу

Философский дневник паломника

Ари Мардан дас

Джаганнатха Пури

2014г.

Часть 2

Приезд Шрилы Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа

 

Шри Джаганнатха является очень милостивым Божеством, поскольку Он пребывает в необычном настроении очарования. Он покорён любовью жителей Вриндавана к Нему. По этой причине глаза Господа Джаганнатхи и Его спутников широко раскрыты, а рот украшает огромная улыбка. Даже сестра Джаганнатхи и Баладевы Субхадра впала в подобное состояние! Все, кто обращается к Господу Вселенной за какими-либо благословениями или с просьбами, обязательно обретут то, что ищут.

Приятно осознавать, что ты находишься в городе Кришны, который пропитан Его настроением. Помня о Нём, мы можем жить в Его обители, поскольку таков закон духовности. Как утверждают святые, даже сон в Нилачале приравнивается к поклону! Жители Вайкунтх видят обитателей этого города в четырёхруком облике, даже если они пока пребывают на Земле. Джаганнатха Пури – это источник огромного, нескончаемого бхакти-сукрити. Даже атеисты тут произносят с радостью имя Шри Джаганнатхи! Они подобны жителям Вриндавана, которые всегда славят имя Шри Радхи. Также жители Пури славят Шри Джаганнатху, восклицая «Джай Джаганнатх!» Он их хранитель и, кажется, они это осознают.

Храм Гундичи – очень известное место для Гаудий. Туда мы отправились сегодня. Это храм, где преданные отмывают свои сердца, совершая уборку. Храм Гундичи по-другому называют Сундарачала. Говорится, что именно в этом месте первый раз были изготовлены Божества Шри Джаганнатхи. Храм Гундичи находится в двух километрах от храма Шри Джаганнатхи. Каждый год Господь Джаганнатха живёт в нём неделю после того, как выезжает на Своей колеснице в первый день во время Ратха-ятры.

В «Шри Чайтанья-чаритамрите» рассказано очень подробно о том, как Шри Кришна Чайтанья собственноручно убирал этот храм. Он мыл его не только водой, но даже Собственными слезами любви к Богу. А те преданные, которые помогали Ему, становились Ему очень дороги. Это доказывается тем, что Шриман Махапрабху лично натёр их тела сандаловой пастой и украсил их гирляндами. Это означает, что любого преданного, который готов вычистить своё сердце сотнями жёстких щёток, Махапрабху готов ублажать и радовать Своей заботой. Сотни преданных участвовали в этой знаменитой уборке храма. Шри Чайтанья учил некоторых нерадивых и ленивых преданных тому, как нужно с головой отдаваться процессу уборки в храме. А тех, кто старался, поощрял сладостными словами.

Когда Господь Джаганнатха приезжал в храм Гундичи на Своей колеснице, Его тщательно мыли и угощали различными вкусными яствами. Когда в храме совершали арати, Махапрабху самозабвенно танцевал во дворе храма. Он учил Своих преданных тому, что нужно три раза в день петь совместный киртан ради служения Божеству своего сердца.

Войдя на территорию этого места, мы присели на ступеньку возле ворот. Дальше западных людей не пускали. Мы начали вспоминать подробности истории о том, как Махапрабху мыл этот храм перед Ратха-ятрой. Сначала я попросил Шамали диди рассказать об этом. Она вспомнила то, что уже слышала на лекциях в прошлые годы. Потом Дхаранидхара Прабху рассказал подробнее об этом празднике. Мне лишь пришлось немного добавить, говоря об анартхах, которые символизирует грязь и пыль храма Гундичи. Обо всём этом можно прочитать в «Шри Чайтанья-чаритамрите», Мадхья-лиле, главе 12.

Внутрь помещения храма Гундичи, к сожалению, так же не пускают западных преданных. Но это, по словам ачарьев, не так важно. Поскольку для ищущих высшую истину главное суть, а не форма. В материальном мире существует много кажущейся несправедливости. Однако этой «несправедливостью» правит определённая форма высшей справедливости. Всё нужно стараться принимать с пониманием и благодарностью. Придёт время и всё случится, врата будут открыты для всех. Через «Чайтанья-чаритамриту» и сердце мы уже вхожи в это священное место.

Индрадьюмна-саровара было следующим местом нашего путешествия. Это замечательное озеро. Оно находится примерно в пятистах метрах от храма Гундичи. Именно из него сотни вайшнавов брали воду для того, чтобы мыть храм царицы. От храма до него тянулась вереница преданных, передающих друг другу горшки с водой. Ею заполняли храм для тщательной уборки. Иногда из-за возникающей суеты преданные сталкивались друг с другом и случайно разбивали глиняные горшки. Однако никто не обижался друг на друга, поскольку все были движимы севой Шри Джаганнатхе.

После уборки, отмыв храм идеальным образом, преданные пошли совершать омовение в озере царя Индрадьюмны. Вайшнавы играли в нём и брызгались водой как маленькие. Махапрабху был счастлив видеть, как преданные из Его близкого окружения боролись друг с другом в водах этой кунды (озера). Среди них были Шри Сварупа Дамодара, Шри Мурари Гупта и Шри Васудева Датта. Шрила Адвайта Ачарья и Господь Нитьянанда ругались и в шутку называли друг друга нехорошими словами, а Шрила Сарвабхаума Бхаттачарья и Шрила Рамананда Рай теряли в этом месте всю свою серьёзность, свойственную лидерам. Шриман Махапрабху шутливо кричал им: «Перестаньте немедленно. Что подумают ваши ученики о вас?! Не резвитесь как дети!»

Мы поклонились этому месту, сделали ачаман и, сев возле озера, прочитали гаятри-мантры. Я нашёл на ступеньках этого озера валявшийся лист дерева пиппал и положил себе в песенник на память как закладку. Именно под деревом пиппал Будда получил своё просветление, и этому дереву также принято поклоняться в Индии как священному.

После, сидя на каменном берегу, мы спели несколько бхаджанов, посвящённых Шри Чайтанье, исполнили знаменитую «Шикшаштаку». Поклонившись этому озеру, мы направились к следующему священному месту.

Древний небольшой храм Господа Нрисимхи был следующим местом, куда мы направились. Он находится за храмом Гундичи. Этот храм очень и очень древний. Это можно видеть даже по самому Божеству, которое находится внутри этой красивой и ухоженной постройки. Божество Нрисимхадевы чёрного цвета, выглядит Оно очень впечатляюще! За Ним ухаживают пуджари, которые одарили нас очень дорогим прасадом – листьями Туласи и сандаловой пастой. Чтобы дойти до самого Божества, нужно преодолеть четыре арки (прохода). Когда ты приближаешься к мурти Господа Нрисимхи, проходя сквозь очередную арку, в груди что-то как будто сжимается. Чем ближе становится Божество, тем больше ощущаешь некую особенность атмосферы этого места.

Шри Чайтанья также омывал это место. Он приходил сюда после севы храму Гундичи. Радостно танцуя в храме Шри Нрисимхи, Он приглашал преданных присоединиться к Нему.

Мы обошли этот храм четыре раза. Во время обхода я непрерывно повторял нрисимха-пранаму со сложенными ладонями, следуя за преданными. Присев на территории храма, мы отдались памятованию о Господе Нрисимхе. Прославив Его, мы сфотографировались возле храма, дали пожертвования местным вайшнавам и закончили утреннюю парикраму.

Обедать мы пошли в гостиницу, в которой было можно купить очень дёшево вегетарианскую пищу. Там нас встретил знакомый Шамали диди по имени Маноудж. Это имя означает «тот, кто родился из ума». Это имя Шри Ханумана, он явился из ума Господа Шивы. Впоследствии, Маноудж неоднократно угощал нас бесплатно различными сладостями на десерт: мороженным, гулаб-джамунами и раса-гулами. Он щедро делал нам скидки, округляя сумму в меньшую сторону. Наши отношения с ним позже укрепились, и он считал нас уже своими друзьями и даже духовными наставниками. Он понимал, что мы находимся в духовном процессе постоянно. Он не мог себе этого позволить, поскольку активно занимался бизнесом.

Маноудж проводил нас внутрь и почему-то направил немного побеседовать с владельцем гостиницы «Banana Leaf». На базе этой гостиницы существовало кафе Маноуджа. Владельцу гостиницы было примерно пятьдесят пять лет. Именно ему принадлежал этот маленький ресторанчик. Он открылся примерно полгода назад, и именно в нём мы желали сегодня первый раз пообедать. Пока ресторан мыли и прибирали для первых посетителей, мы могли лучше познакомиться с владельцем этого заведения. Он выглядел по-индийски, очень представительно. Белая рубаха с большими блестящими пуговицами очень контрастировала с его тёмной кожей. Большие отливающие золотом часы смотрелись на его руке очень богато. Он сидел под вентилятором, который традиционно в Индии крепится на потолке, и читал какие-то газеты на ории (языке Нилачалы).

Он увидел, что мы были одеты в религиозную одежду, и поэтому начал разговор с того, что все проявления Бога – суть одно. Все они – единый Бог. Хорошее начало. Было видно, что он не желал подчёркивать какие-либо различия в религиях, которые могли бы создавать проблемы и разрозненность среди людей. Несомненно, мы согласились с ним, поскольку и нам была чужда межконфессиональная вражда. Более того, миролюбию учил нас и наш Шрила Гурудев. Однако идея владельца гостиницы была лишь частью Истины, одна из её граней.

Развивая свою мысль и видя наше согласие с его идеями, владелец «Banana Leaf» стал углубляться в детали религиозного учения Вед. Как оказалось, он неплохо знает писания, такие как «Шримад-Бхагаватам». Он рассказал кое-что из этого произведения Вьясадевы. Также он говорил о том, что любовь к Богу – это высшая цель для любой религии. Нам понравилось то, на какие писания он ссылается, чтобы аргументировать собственное религиозное понимание. Он даже цитировал стихи на санскрите, рассказывая нам о подлинной вере. Было такое ощущение, что он старался понять, насколько мы понимаем то, чем занимаемся. Поскольку я хотел помочь ему разобраться в нас и наших устремлениях, в подтверждение его идей и шлок я также начал цитировать на санскрите «Бхагавад-гиту» и «Упадешамриту». Это очень понравилось ему, и он оценил глубину нашего понимания шастр.

На этом он не остановился и стал углубляться ещё сильнее, пытаясь проповедовать нам. В заключение он дал необычное объяснение вайшнавской шикхе и чадару, указывая, что эти атрибуты подчёркивают принадлежность Гаудий к шакти Бхагавана, женскому началу. Как оказалось, он хорошо понимал, что Гаудии – это последователи Рупы Госвами, которые стремятся служить Кришне в настроении гопи. Это впечатлило нас, и мы были также довольны, что смогли обрести больше понимания нашей традиции благодаря ему. Хотя его утверждения выглядят логичными, мы не принимаем слепо то, что он говорил. Остаётся найти подтверждение этого в парампаре. Всякое знание должно сверяться с учением, получаемым внутри школы. Так учит традиция. Иначе можно сформировать философский винегрет, полученный из разных источников знания.

Он говорил о важности духовного образования и произнёс те идеи, которые были мне очень близки. Он сказал: «Царя уважают в своём государстве, если он выдающийся политик и человек, заботящийся о своём народе. Но мудреца, знающего истину, ценят и почитают во всём мире!» Я тут же отреагировал на эту фразу и сказал, что именно так говорит об этом Чанаки Пандит в «Нити-шастре». Его лицо в ответ на мою фразу расцвело в очень счастливой улыбке. Он был несказанно рад тому, что мы не только понимаем и разделяем эти истины, но также знаем тех, кто их изрёк.

Совершенно очевидно, что хозяин отеля являлся верующим и довольно образованным человеком, уважающим религию и почитающим её. Я спросил его: «Ваша жена и дети так же интересуются религиозной верой, как и Вы?» Он опустил свои глаза и с разочарованием признал, что у них нет тяги к этому. Особенно у его сына. Он сказал, что надеется на то, что его сын рано или поздно духовно родится и начнёт думать о возвышенном.

Меня сильно удивило, что он, будучи административным чиновником, неплохо знает идеалы духовной традиции. Я спросил его: «Откуда Вы знаете обо всём этом?» Он ответил, что для него так же, как и для других людей Джаганнатха Пури, вполне нормально посещать собрания садху и слушать их объяснения священных текстов. Он добавил к этому: «Для нас, живущих тут, даже необязательно получать посвящение и проходить через обряды. Поскольку мы автоматически приобщаемся к вере через общение со святыми».

Я положительно кивнул головой, показывая лишь, что понимаю его. В действительности, это был для меня неудовлетворительный ответ. В шастрах сказано, что каждый, кто действительно стремится к Истине, обязан получить посвящение, кем бы он ни был, или где бы ни жил. Исключением могут быть очень возвышенные святые, которые могут получать посвящение во сне или получили его в прошлых жизнях, а в этой жизни они уже спонтанно принимают духовные обеты с детства, которым следуют неукоснительно, полностью посвящая себя бхагават-бхакти (служению Богу). В доказательство этих слов я хочу сослаться на статью своего духовного учителя «Абсолютная необходимость второго посвящения», которую можно прочитать в книге «Шри Гуру – сама моя жизнь». Также я могу сослаться на статью Шрилы Бхактивиноды Тхакура «Панча самскара», которая подробно описывает подход к посвящению и то, каким оно в действительности должно быть. Вечный спутник Шримана Махапрабху Шрила Санатана Госвами также, ссылаясь на древние шастры, в «Хари-бхакти-виласе» утверждает (2.3-4):

двиджанам анупетанам сва-кармадхйайанадишу

йатхадхикаро настаха сйач чопанайанад анну

татхатрадикшитанам ту мантра-деварчанадишу

надхикаро `сти атах курйад атманам шива-самстутам

«Рождение в семье брахмана не даёт человеку права исполнять обязанности брахмана без духовного посвящения. Для брахманической деятельности нужно получить дикшу. Тот, кто не получил посвящения, не квалифицирован повторять ведические мантры или поклоняться арча-виграхе (Божеству). Для собственного блага человек должен получить дикшу. Это признаёт даже сам Господь Шива».

В «Вишну-ямале» в беседе между Рукмангадой и Мохини упоминается подобная тема:

адикшатасйа вамору критам сарвам нирартхакам

пашу-йоним авапноти дикша-вирахито джанах

«О дивнобёдрая, любая деятельность человека без дикши бесполезна. После смерти такая джива может стать животным в следующем рождении» (Также в «Хари-бхакти-виласе», 2.6).

С одной стороны, рассуждая над этим вопросом, стоит отметить, что сутью дикши является шикша. Получая её, человек должен победить все свои грехи. С другой стороны, человек должен иметь некоторые гарантии того, что за него ручается истинный гуру, который, дав посвящение, этим самым утверждает, что берёт ответственность перед Богом вести ученика к Нему. Если нет посвящения, то кто же возьмёт на себя ответственность? Хотя анустаник-дикша (формальный ритуал) незначительна по сравнению с видвадрудхи-дикшей (сутью посвящения), тем не менее, она имеет некоторый смысл для ученика, пока он не обрёл качеств сат-шишьи (истинного ученика, мадхьяма-адхикари).

В конце концов, нашей задачей в этой встрече был не спор с владельцем гостиницы, хотя, если бы мы были расположены к таковому, то нам было бы несложно доказать любые позиции нашей школы и опровергнуть какие-либо искажения в философии владельца гостиницы. Просто мы пришли принять прасад в его кафе.

Выслушав владельца гостиницы и пытаясь найти единство в понимании идей веры, мы решили всё-таки спуститься вниз, чтобы принять вегетарианскую пищу, которую перед почитанием мы вполне открыто, совершенно не стеснённые обстоятельствами, предлагали Кришне. Менеджер кафе нам сказал, что вся пища, которая готовится в кафе, предлагается автоматически на алтаре, находящимся непосредственно в помещении, где мы могли принимать прасад. Нам показали некое подобие алтаря, где находились Божества Джаганнатхи. Однако это сооружение, как и уверения хозяев кафе, нас не очень устраивали. На то было несколько причин:

1) Те, кто предлагали бхогу (пищу), не имели даже первого посвящения в подлинной вайшнавской школе. Ссылка, приведённая выше из «Хари-бхакти-виласы» (2.3-4), ясно говорит о том, кто имеет право служить Божествам.

2) То место, где они предлагали приготовленную бхогу, находилось прямо там же, где люди принимают якобы предложенное, учитывая также то, что некоторые из гостей кафе даже не прославляют прасад (предложенную бхогу) перед его принятием. Согласно этикету бхакти-шастр не следует принимать освящённую пищу перед открытым алтарём, так же, как не следует перед ним справлять любые инстинктивные потребности тела. Если человек делает это, то Божества, созерцающие акт проявления мирского эгоизма, не получая должного уважения к Себе, покидают алтарь.

3) Другим нарушением является то, что некоторые, принимающие освящённую пищу в кафе, делают это, сидя спиной к алтарю. Это также является сева-апарадхой – оскорблением Божеств. Подобное, также не порадует Бога.

4) Мы не видели ни одного раза, чтобы какое-либо приготовленное блюдо предлагалось хозяевами непосредственно перед алтарём. Каким образом это делали хозяева кафе, осталось для нас загадкой. Даже если повара или менеджер делали подношения Божествам в уме, нас это не очень вдохновляло, поскольку мы поняли разницу в их духовных способностях и наших. Вовсе не желая возвышаться над ними, хочется отметить, что эта разница была явно не в их пользу. Школа есть школа, с сампрадаей не поспоришь.

Из-за того, что у Дхаранидхары Прабху желудок отказывался принимать излишне наполненную специями традиционную пищу, мы вынуждены были раз в день питаться в кафе, где могли заказывать некий западный вариант приготавливаемых блюд. И хотя преданным следует питаться в храме, тем не менее, иногда жизнь вносит свои коррективы. Именно поэтому нам пришлось особым образом, с некоторой щепетильностью относиться к тому, что нам подавали.

Владелец «Banana Leaf», довольный нами, сказал: «Если у вас будут какие-то проблемы, обращайтесь ко мне, я вам всегда помогу. Запишите мой номер телефона». Дхаранидхара Прабху записал в свою небольшую записную книжку его номер. Так мы, не желая того, обрели ещё одного друга в Нилачале.

Спустившись вниз после разговора с владельцем «Banana Leaf», мы вошли в помещение, где можно было почтить прасад. Это был небольшой зал, выглядевший вполне опрятно, поскольку полгода назад в нём был сделан ремонт. Ожидая, когда нам принесут бхогу, мы заметили, что в кафе зашла молодая индийская женщина с ребёнком, которая с большим интересом стала нас разглядывать. Я сказал своим друзьям, что эта индуска явно желает с нами пообщаться, и мы могли бы пригласить её сесть рядом с нами. Мы сидели втроём за большим столом, где могли бы разместиться шесть человек. Мои спутники не очень хотели этого, и я не стал настаивать на том, чтобы пригласить к нам за стол любопытствующую незнакомку. Женщина, заметив, что я вижу её заинтересованность, спросила меня, может ли она присесть к нам. После этого мои друзья уже не могли ей отказать и пригласили сесть рядом.

Разговорившись с ней, мы поняли, что она является женой Маноуджа, друга Шамали диди. После этого, примерно через двадцать минут, пришёл и сам Маноудж и, присев вместе со своим сыном, которого звали Риши, стал общаться с нами. Наш обед, вперемешку с разговорами на разные темы, продлился два часа.

Жену Маноуджа звали Снигдха. Она работала чиновником по надсмотру за системой детских домов в Джаганнатха Пури. Было очень интересно узнать у неё некоторые тонкости социальной работы, которую она проводила. Я спросил её: «Какой процент детей удочеряется и усыновляется за год?» Она ответила, что около десяти процентов, остальные так и продолжают расти без родителей на попечении государства. Как и в России, некоторые дети Пури, растущие без семьи, отличаются криминальным поведением и позже пополняют бандитские группировки. После этого они направляются в тюрьму.

Снигдха в общей сложности училась семнадцать лет в различных учебных заведениях. В связи с очень обострённым восприятием и эмоциональностью, у неё были проблемы со сном. Маноудж сказал, что она порой не спит по трое суток, и поэтому очень страдает от этого. Я сказал ей, что она сможет избавиться от проблемы, если займётся йогой. Я не имел в виду хатха-йогу, я подразумевал, что традиция бхакти сможет изменить её мировоззрение, тогда она перестанет остро реагировать на то, что нельзя изменить в её жизни. Она сказала в ответ, что можно повторять мантру ом. Я поправил её, что одного повторения будет мало. Нужно понимать значение этой биджа-мантры. Я спросил её: «Знаете ли Вы значение этого слога?» Нетрудно догадаться о её ответе. К сожалению, она не знала значения биджа-мантры. Я порекомендовал ей углубиться в изучение толкований омкара-пранавы, которое можно встретить в «Бхагавад-гите» а также в различных Упанишадах. Она согласилась с предложенной идеей, но сослалась на недостаток времени, как это обычно делают люди, не испытывающие большого интереса к духовному развитию.

В противоположность ей, её муж – Маноудж понимал религиозные концепции гораздо лучше. Он с готовностью обсуждал разные тонкости священных писаний и однажды даже наизусть произнёс ряд стихов из бхакти-шастр. Также он относительно неплохо знал пять языков. Это поразило нас с Прабхуджи. Более того, его этика была превосходящей этику многих индусов, с которыми мы встречались во время посещения парикрам. Маноудж был несомненным лидером в своей семье, и Снигдха, не смотря на свой откровенно холерический характер, слушалась его. Из Маноуджа мог бы получиться хороший вайшнав, если бы он взялся серьёзно за духовную жизнь.

Вечером мы отправились на арати в Джая Шри Дамодар Гаудия Матх. После киртана мы отправились на встречу со старшими преданными санги нашего Гурудева. К их приезду начали съезжаться различные преданные из разных стран, включая Россию. Кто-то привёз для преданных прасад от Джаганнатхи. Мы с Дхаранидхарой Прабху сели вместе со всеми и приняли освящённую пищу, которая не отличалась остротой, как многие блюда индийской кухни. Джаганнатха-прасад обязательно нужно почитать в традиционной манере. К прасаду, продаваемому в одноразовых горшках из обожжённой глины, обязательно дают «тарелки» из баньяновых или банановых листьев. Если кто-то, получив джаганнатха-прасад, положит его себе в тарелку, сделанную из какого-либо другого материала, то местные служители храма будут недовольны таким человеком. Не подойдут даже стальные подносы, из которых часто принимают прасад в Гаудия Матхах или в ИСККОН.

Прасад от Господа Джаганнатхи всегда вегетарианский, и в нём нет большого количества изысканных специй. Лук и чеснок, который уже давно используют местные жители Индии в пищу, не предлагается Божествам в храме. В подношения Джаганнатхе не используют даже чили. Ему не предлагают ничего из того, что было привезено в Индию. Всё готовится только из тех продуктов, которые растут и росли издревле в этой местности.

Раньше, до девяностых годов двадцатого столетия, невегетарианская пища была запрещена в Джаганнатха Пури. За последние пятнадцать лет в Пури стали во многих местах продавать пищу, содержащую курицу, рыбу, креветки, крабов и яйца. Я лично расспрашивал одного менеджера, который занимается бизнесом в сфере питания уже много лет. По его словам сейчас вегетарианство не так развито в Джаганнатха Пури, как мясоедение. Среди людей среднего класса, которые могут себе позволить питаться в кафе и ресторанах, вегетарианцев пятьдесят процентов. Среди малоимущих людей, не посещающих ресторанов, вегетарианцев приблизительно двадцать пять процентов. Для некоторых людей, живущих на берегу океана, легче наловить рыбы и креветок, чем тратить деньги на овощи и фрукты, которые обойдутся для них дороже.

Постепенно принцип сострадания и религиозное мышление в святой дхаме отходят на задний план. Трудно представить себе, насколько может измениться ведическая традиция с укоренением западной безбожной «культуры» в этом священном месте. На берегу океана можно было каждый день видеть праздно гуляющих пьяных молодых людей, которые в одежде лезли в океан и приставали к приезжим западным туристам с навязчивым предложением сфотографироваться.

Маноудж рассказал нам о том, что сейчас в Индии стали изменяться старые правила и традиции. Он привёл пример, связанный с празднованием дня рождения. Постепенно традиции смешиваются, теряется их аутентичность. Правительство Индии заставляет родителей всех новорождённых детей ставить прививки. Отказ родителей от прививок категорически не принимается. Также Маноудж рассказал о том, что ныне брачные узы расторгает около десяти процентов индусов, чего раньше вообще не было. Тенденции аннулировать брак стали нарастать среди индусов.

Мафиозные группировки, торгующие наркотиками, также очень развиты в различных штатах Индии. В Пури, как и в других странах мира, существует легализованная мафия, которая сотрудничает с некоторыми полицейскими. Часть бандитских группировок дислоцируется в непроходимых многокилометровых джунглях. Недавно одна большая группа вооружённых бандитов из леса напала на пять полицейских участков. Цель – захват оружия и уничтожение работников полиции. В перестрелке было убито больше девяноста полицейских. Также был убит министр полиции. Все склады с оружием были вывезены налётчиками. Некоторые мафиозные структуры сейчас вооружены даже лучше, чем полиция. Сейчас правительство готовит ответное нападение на бандитов, которых насчитывается к сегодняшнему времени более сотни. Объединяясь с подразделениями армии, полиция планирует нанести ответный удар мафии за её вандализм. Сегодня вечером я узнал, утром в Пури было убито три бандита в перестрелке с полицейскими.

Сейчас людям даже в священных городах становится всё сложнее выживать в условиях, когда религия приходит в упадок. Поэтому многим остаётся надеяться только на милость Бога. Только подлинная вера может даровать истинный внутренний покой, который не в силах нарушить ничто мирское.

Вся слава Шриле Гурудеву! Он учит подлинной вере.

22 июня

 

…………………….

Редакция: Ума д.д.

.: Вайшнавизм сегодня » Статьи