?

"Лила и шикша". Прославление Шрилы Бхакти Прамода Пури Госвами Махараджа.

 (голосов: 1)
   Журналист: Devi_dasi. Просмотров: 188. Опубликовано: 26-12-2019, 12:54

Лила и шикша

Прославление Шрилы Бхакти Прамода Пури Госвами Махараджа

Триданди Свами Парам-пуджьяпад Бхакти Вибудха Бодхаян Махарадж

Из журнала «Бхагавата-дхарма», спецвыпуск 2010г.

 

Основное значение слова "гуру" – учитель, тот, кто обучает нас или даёт нам наставления. Такая личность называется шикшака, учитель.

Но естественное значение слова гуру – это «тот, кто обучает бхагавад-бхакти», или преданному служению Верховному Господу. Целью нашего Гурупада-падмы Нитъя-лила правишта Ом Вишнупад Аштоттара-шата Шри Шримад Бхакти Прамода Пури Госвами Махараджа было следовать шуддха-бхакти в каждом шаге своей жизни.

Тот, кто следует полноценно правилам шуддха-бхакти, заслуживает звание вайшнава в самом истинном смысле.

Многие, включая меня самого, были зачарованы возвышенным примером вайшнавского поведения, явленным нашим Гурупада-падмой. Мы иногда думаем, что Шриман Махапрабху привёл нашего Гурупада-падму в этот мир, чтобы показать современному вайшнавскому обществу то, каким должен быть подлинный стандарт истинного вайшнава.

В его жизни было много случаев, которые повергли меня в изумление. Я опишу здесь только некоторые из них.

Когда я впервые пришёл в Гаудия Матх служить моему Гурудеву, он проживал в Шри Чайтанья Гаудия Матхе в Калькутте. Днём и ночью множество людей приходили туда получить его даршан. В то время я ощутил, что Гурудев всем сердцем любил каждого.

Однажды один джентльмен, одетый в рубашку и брюки (одежду карми), пришёл увидеться с Гурудевом как раз тогда, когда тот принимал утреннее омовение. Согласно указаниям Гурудева я пригласил этого человека в комнату и предложил ему сесть. На вопрос, кто он и откуда, этот бенгалец представился Аруном Чаттопадхьяя и сказал, что в настоящее время он проживает в Лондоне. Немного погодя, Гурудев вышел из ванной и переоделся в сухую одежду. Гурудев вспомнил гостя по предыдущей встрече, и у них завязалась дружеская беседа.

Вскоре этот мужчина принял прибежище у лотосных стоп нашего Шрилы Гурудева и получил имя Адхиягья дас адхикари. Спустя несколько месяцев Адхиягья Прабху пригласил Гурупада-падму приехать в Лондон. Гурудев ответил, что это может произойти, если Шри Кришна пожелает.

В свой следующий визит в Калькутту Адхиягья Прабху сделал все необходимые приготовления, чтобы Шрила Гурудев отправился с ним в Лондон. Но Гурудев сказал: «Что получит эта сампрадая, если я приеду в Лондон, будучи таким старым и немощным? Есть много вайшнавов, которые уже проповедуют на Западе. В свои девяносто два я не думаю, что смогу служить моему Прабхупаде как следует, приехав туда».

Адхиягья Прабху ответил: «Но Гуру Махарадж! Многие люди с нетерпением жаждут получить милость маха-бхагават, подобных Вам!»

Шрила Гурудев улыбнулся и очень мягко сказал: «Разве проповедь ведётся только ради того, чтобы дать инициацию? Прежде всего, задачей проповеди должен быть акцент на нашем собственном поведении, таким образом можно изменить сердца других людей, чтобы они оставили свою обычную склонность наслаждаться этим материальным миром. Именно так они постепенно осознают важность посвящения в харинаму. Лишь тогда их стоит инициировать. Это будет настоящим служением сампрадае. Иначе же будет совершено девятое оскорбление, нама-апарадха, – учить неверующего человека славе святого имени, и проповедник превратится в пратиштхаша-ками – того, кто жаждет славы и почёта. Чтобы поддерживать чистоту хари-бхаджаны, каждому нужно быть осторожным, свободным от жажды славы и почёта. В противном случае, процесс посвящения в харинаму не будет цениться. В те дни, что мне остались, я принял решение жить в Бхарата-варше, в самом благоприятном месте, и воспевать в спокойствии. Возможно ли податься на другой край света в девяносто два года? Когда ты достигнешь моего возраста, то осознаешь, в чём настоящая цель жизни. Только тогда ты поймёшь, что твоё предложение – это лока-саюджьяна, поиски славы и почёта. Другими словами, напрасная трата времени. Я не говорю, что путешествовать, распространяя учение Шримана Махапрабху, – это полностью лока-саюджьяна, или трата времени без необходимости, но это не для меня в таком пожилом возрасте. В этом возрасте, чем больше я могу воспевать, тем лучше. Мой Гурудев, джагат-гуру Шрила Прабхупада (Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур), предложил мне служение писца. Шрила Прабхупада часто диктовал, и я должен был записывать. Когда я показывал свои записи Прабхупаде, он пролистывал одну-две страницы и говорил: «Покажи это Васудеве Прабху и подготовь к печати». Потом мне нужно было корректировать. В наши дни силы оставляют меня. Мои руки начинают трястись настолько, что временами написанное мной становится трудно читать! Когда ты достигнешь моего возраста, ты поймёшь, что в этом ослабленном состоянии ты не сможешь служить никак, кроме как повторяя харинаму и таким образом удовлетворяя Шримана Махапрабху».

Но в то же время я видел, как Гурудев даёт хари-катху, длившуюся часами подряд, когда он закрывал глаза и цитировал шастры, подтверждая каждое своё слово. Вот почему я часто думаю:

се чинмайа сукхак-чхави ара на херибо

сеи апаруп виакхйа ара на шунибо

хараийа шри-чаран шунйамаи трибхуван

сеи шри-чаран сева ара на паибо

Никогда больше не узрю я подобного олицетворения возвышенного сознания. Больше никогда я не услышу такой прекрасной речи. После утраты тех лотосных стоп, весь мир кажется мне пустым. Никогда больше не суждено мне служить тем драгоценным лотосным стопам.

Мне лишь остаётся вспомнить одну прекрасную речь. Это было во время ежегодного грандиозного пятидневного празднования, организованного Шри Чайтанья Матхом в Калькутте. Один день был отведён для нагара-санкиртаны – совместно воспевающей процессии по всему городу. Эта процессия киртана начиналась в полдень и возвращалась ко времени вечернего арати в храме Шри Чайтанья Матха. После арати падавали-киртан пели некоторые из прославленных преданных (махаджан), присутствовавших на этом событии. Этот киртан длился около получаса, пока Махараджи, один за другим, поднимались на сцену.

Затем президент, ачарья Шри Чайтанья Матха, Шрила Бхакти Валлабха Тиртха Госвами Махарадж, открывал часть действа, посвящённую хари-катхе, вступительной речью и короткой ознакомительной лекцией. Шрила Тиртха Госвами Махарадж попросил Шрилу Гурудева выступить по теме, подобранной для этой лекции. Он выбрал Гурудева не только как старшего и наиболее опытного санньяси на собрании, но и потому, что его все знали и отдавали должное уважение как прославленной личности. Тема лекции была «санкиртан калау парама упайа» – о том, что совместное воспевание является величайшим средством освобождения в этот век Кали.

Перед тем, как произнести свою хари-катху, Шрила Гурудев начал с гуру-ванданы, и затем предложил поклоны всем санньяси, хотя все они были моложе, и многие из них были внучатыми учениками его духовного учителя.

Было полдевятого вечера. Через два с половиной часа, я заметил, как Шрила Тиртха Госвами показывает своему ученику на время. Шрила Тиртха Госвами Махарадж сидел рядом со Шрилой Гурудевом, поэтому я попросил его дать знак Гурудеву, что время уже довольно позднее, и что было бы хорошо, если бы он завершил речь. Но Шрила Тиртха Махарадж подал жест мне. Получив указание от шуддха-вайшнава, я покорно подался к лотосным стопам Шрилы Гурудева и мягко взял его за большой палец ноги. Шрила Гурудев мгновенно открыл глаза. Когда я обратил внимание Гурудева на время, он сразу же понял и воскликнул: «О! Я не заметил, что прошло столько времени! Ванчха-калпа-тарубхйаш ча крипа-синдхубхйа эва ча патитанам паванебхйо ваишнавебхйо намо намаха!» – так и была завершена лекция.

Во время хари-катхи Гурудева мне казалось, что он на самом деле вошёл в санкиртан-лилу – игры Шри Гаура-Нитьянанды. Во время хари-катхи он то смеялся, то плакал.

Перед тем как удалиться, Шрила Гурудев и другие санньяси предложили поклоны храмовым Божествам – Шри Шри Радха-Наянанатху и Шриману Махапрабху. Затем Шрипад Рамачандра Прабху, очень преданный брахмачари, ученик Шрилы Бхакти Дайиты Мадхавы Госвами, соединил свои руки с моими, чтобы усадить на них Гурудева и отнести в его бхаджан-кутир на четвёртый этаж.

Бхаджан-кутир Шрилы Гурудева располагался этажом выше, прямо над комнатой, где был бхаджан-кутир основателя Шри Чайтанья Матха, Нитья-лила-правишта Аштоттара-шата Шри Шримад Бхакти Дайиты Мадхавы Госвами Махараджа. Шрила Мадхава Госвами Махарадж лично предложил эту комнату Шриле Гурудеву, которого воспринимал как своего старшего брата. Шрила Мадхава Госвами Махарадж сказал: «Мой старший брат в Боге всегда будет оставаться над моей головой».

После того как мы усадили Шрилу Гурудева в его комнате, он снова и снова стал благословлять нас правой рукой, говоря: «Баба! Теперь мне девяносто четыре года. Я не в ладах со временем. Что я могу поделать? Я заставил всех ждать слишком долго, из-за меня все задержались».

Я изумлённо размышлял о том, кто же в этом мире в состоянии на протяжении двух с половиной часов не переставая изливать поток цитат из писаний!? Только тот, кто в своём сердце всё время поглощён размышлениями об играх Всевышнего Господа. Только такая личность может явить такую спонтанную и живую хари-катху! В таких случаях Шрила Гурудев никогда не чувствовал усталости. Возможно, Гурудев явил эту лилу, чтобы люди этого материального уровня бытия смогли понять трансцендентную природу хари-катхи. По вайшнавскому этикету прежде всего нужно быть смиренным, поэтому позже он принёс извинения вайшнавам и вайшнави, которые учились у него, за задержку.

…………………………………….

Редакция: Ари Мардан д., Ума д.д.

.: Вайшнавизм сегодня » Статьи